^30AACE389FDF728B152A60C3DE41E177B21156AACE49ECBCA3^pimgpsh_fullsize_distr

Как писать диалоги, которые не утомят читателя

СТУДИЯ КОПИРАЙТИНГА

Диалоги писать легко. Ну, правда — что там сложного? Один сказал, другой ответил — и так далее, пока герои не придут к цели, которую автор им наметил. Всё так. Казалось бы. Однако диалоги, которые люди захотят читать, писать безумно сложно.

В реальной жизни, людям нужно время, чтобы прийти к какому-то мнению. Кроме того, в диалоге обычно присутствуют интонации, жесты, мимика, наконец, элементы прически, которые собеседника отвлекают, если он заскучал.

Если диалог растягивается на целую страницу, то читатель его просто проскакивает и… упускает важные детали.

Так, какая разница между интересной беседой и унылым обменом фразами? Примерно, такая же, как между декабристами и народом. Для начала автор диалогов должен понять, что …

ДИАЛОГИ ИЗ ЖИЗНИ — ЗЛО

От реальных разговоров толку нет. Любой разговор – система сложная. Она опирается на то, что собеседники слышат и видят, на общий контекст – а это масса самой разной информации. Взять и переложить всё это на бумагу просто невозможно.

Не верите? Попробуйте сами: посидите в людном месте, например, в кофейне, и запишите чей-нибудь разговор. Долго не надо, хватит минуты – главное, всё записать на бумаге. Отложите свои заметки, а дня через три прочитайте. Вы увидите, что весь диалог – сплошные обрывки фраз, междометия, банальные отступления от темы. Люди общались и понимали друг друга, но в письменном виде их разговор кажется почти бессмысленным и уж тем более неинтересным (если только вы не напали на «вкусную» сплетню). И как же это откровение помогает сочинять захватывающие диалоги? Оно показывает, что…

ДИАЛОГ — ЭТО «СИГНАЛЫ»

Диалог пишется не для того, чтобы воспроизвести реальность, а чтобы создать иллюзию реальности. Если пытаться «писать, как люди говорят», далеко не уедешь. Хороший диалог начинается с эмоций. Представьте себе реальный разговор и запишите главные впечатления от него. Что этот диалог сообщает, кроме фактов? Может, он говорит о разнице в статусах, о каких-то чертах характера? Какие это люди? Самоуверенные и наглые? Умные и тонкие? Лёгкие и флиртующие?

Что ваш диалог должен рассказать читателю? Составьте список. Это и есть цель, а вовсе не «жизненность» диалога. Чтобы он звучал правдоподобно, он должен передавать задуманные впечатления как можно точнее. Герои при этом не обязаны говорить, как реальные люди.

В книге «Бабки» (Bread) Эд Макбейн прекрасно изобразил сцену допроса, где детектив пытается выяснить, зачем подозреваемая ездила в Германию.

— Вас отправила Diamondback Development?
— Нет.
— Роджер Гримм?
— Я не знаю, кто такой Роджер Гримм.
— Вы возили в Германию деньги?
— Деньги? Что вы имеете в виду? Конечно, я брала с собой деньги.
— Сколько?
— Чтобы хватило на расходы. В дорожных чеках.
— Сколько?
— Не помню. Я думаю, чуть больше тысячи.
— Вы их все потратили?
— Нет, не все.
— То есть у вас ещё остались дорожные чеки, которые вы не обналичили, так?
— Ну… да, наверное. А может, я и всё потратила.
— Так потратили или нет?
— Да, я потратила всё.

Вы помните хоть один реальный разговор, в котором столько вопросов и ответов, и они звучат вот так по очереди:

Собеседник 1 — …
Собеседник 2 — …
Собеседник 1 — …
Собеседник 2 — … ?

Никто никого не перебивает, никто не запинается, не поправляет себя. Подозреваемая колеблется только в одном месте: «ну… да, наверное», — и даже тут она слишком «культурно выражается» — в жизни 70% людей обходятся простым «ммм…».

Но это неважно. Главное в диалоге – быстрый темп и настойчивость детектива. Собеседники не перебивают друг друга, потому что отрывистые вопросы лучше передают читателю необходимые впечатления от сцены.

Подозреваемая говорит чуточку больше, чем нужно: «Деньги? Что вы имеете в виду? Конечно, я брала с собой деньги», — потому что показано, как детектив контролирует разговор, и ясно, что он сильная фигура.

Подозреваемая произносит больше слов, и в этом выражается её слабость. Поэтому детектив просто спрашивает «Сколько?», а подозреваемая рассказывает и о сумме, и о дорожных чеках, и потом ещё вынуждена говорить об этом более подробно. Кажется, что фраза «Я думаю, чуть больше тысячи» — произносится впустую, а на самом деле она просто кричит о расстановке сил в диалоге. Все детали разговора 1) сообщают читателю фактическую информацию и при этом 2) передают настроение сцены.

Это и есть «сигналы»: диалог не похож на реальный, но он построен так, что обнажает некий глубинный смысл, и поэтому воспринимается как нечто более естественное, чем реальная речь.
Конечно, знать, что важно выразить настроение, а не просто подобрать слова, — это только полдела. Дальше на сцену выходит…

СОКРАЩЕНИЕ

Наша цель – не буквально изложить, что говорят собеседники, а передать содержание разговора и впечатление, которое должно сложиться у читателя. Из этого следует, что чем меньше диалог, тем лучше.

Слова сами по себе мало что делают. Секрет в том, чтобы вызвать нужное впечатление, подтолкнуть развитие истории, а потом быстренько «сбежать», пока читатель не начал задавать лишних вопросов.

Бюро-баннер-[1]п

Конечно, это не означает, что диалог обязательно должен быть коротким – он должен быть минимальной длины для своих целей. Сцена допроса, о которой написано выше, занимает 11 страниц – Макбейн хочет показать, как детектив медленно, но верно, выводит подозреваемую на чистую воду. Реальный допрос был бы в разы длиннее, но для книги 11 страниц диалога – это много, поэтому возникает ощущение, что всё по-настоящему. «Взял измором», — удовлетворённо кивает читатель, даже не задумываясь, что этот «измор» в пересчёте на реальное время длился чуть меньше 3 минут.
Диалог может быть любой длины. В нём может быть уйма линий, но вы должны осознавать, зачем они там. С какой целью? Если единственный ответ «Так диалог похож на настоящий», — дело плохо. У Макбейна трёхминутный диалог даёт ощущение напряженного трёхчасового допроса, а всё потому, что он создаёт впечатление, а не воспроизводит реальность.

Совсем другой диалог мы видим в книге Терри Пратчета «На всех парах». Королева Гномов (её реальный пол хранился в секрете, и трон был в опасности) обращается к своему советнику Альбрехту. Она демонстрирует власть, убеждая Альбрехта и читателей, что всё под контролем.

— Расплата явно недостаточна, — фыркнул Альбрехтсон.
— Правда? – сказала Королева. – Я не хочу начинать новую жизнь с кровавой бойни. Правосудие восторжествует. Все мы знаем основных виновников и всегда знали. У нас есть имена, показания. Мир гномов мал, спрятаться негде, и работа почти завершена. Глубинники потеряли многих своих лучших бойцов во время нападения на Железную Герду во время ее путешествия. Что это была за поездка! И замечательное открытие логистики. За поездами будущее, они сближают людей. Подумайте об этом. Люди сбегаются, чтобы посмотреть, как поезд проходит мимо. Почему? Потому что он идет из прошлого в будущее. Лично я очень сильно желаю этого будущего и хочу, чтобы гномы стали его частью, если еще не слишком поздно.

Пратчетт всегда пишет в подобной расслабленной манере, но это уже слишком. Он хочет изобразить правителя, который смотрит в будущее и по праву считает, что оно будет именно таким. Зачем нужно это «Правда?», чтобы приглушить гораздо более яркое «Я не хочу начинать новую жизнь с кровавой бойни»? Что важное добавляют «лично я» и «если ещё не слишком поздно» к «я очень сильно желаю этого будущего и хочу, чтобы гномы стали его частью»? От «очень сильно» есть польза – или оно лишь тормозит читателя?

Следующий фрагмент должен убеждать нас, что враги не избегнут наказания:

«Правосудие восторжествует. Все мы знаем основных виновников и всегда знали. У нас есть имена, показания. Мир гномов мал, спрятаться негде, и работа почти завершена. Глубинники потеряли многих своих лучших бойцов во время нападения на Железную Герду во время ее путешествия».

В заключительной речи правителя самое время говорить про «показания»? Фраза «правосудие восторжествует» говорит о власти, «все мы знаем основных виновников и всегда знали» — тоже, хотя две эти фразы вместе – уже перебор. Ещё до «показаний» ясно: Королева знает, что делать с врагами, она сильная и уверенная. Больше необходимой фактической информации нет. Просто автору захотелось написать диалог – он его и написал.

УБРАТЬ ВСЁ НЕФУНКЦИОНАЛЬНОЕ

Чтобы из диалога вышло нечто большее, чем просто слова, придётся его безжалостно резать, даже если вам всё очень нравится. Каждоё предложение должно работать. Если оно написано просто чтобы развлечь читателя, автор выходит на первый план, он говорит: «Я хочу, чтобы ты насладился моей писаниной», — больше ничего полезного.

Повторюсь, это не значит, что нельзя порезвиться. Просто надо, чтобы всё в диалоге было обоснованным. Если вы шутите, то юмор должен что-то говорить о личности героя или об отношениях с другими героями. Нельзя все диалоги объяснять «знакомством с героями» — для этого много разговоров как раз не требуется. Попробуйте включать впечатления о героях в необходимые диалоги — как именно герои выражают то, что им нужно выразить. Оживляйте скучные моменты, не нужно придумывать что-то специально для развлечения.

Прекрасный способ избежать ненужных диалогов – научиться рассказывать. (О показаниях гномов лучше было бы сообщить читателям именно так). И уж если сокращать диалоги, не забудьте научиться хорошо вести повествование и выражать всё важное компактнее, но ярче.

(с) Оригинал: standoutbooks.com
(с) Перевод: Студия бизнес-новелл «Альянс ПРО» (novel.tran.su), Марина Нестругина, Evgeniy Bartov

Не согласны? Считаете, что приятный диалог имеет право на существование просто ради удовольствия? Напишите в комментариях своё мнение.