maxresdefault

Правда ли, что у билингва две души?

ШКОЛА

Нам часто приходится слышать о том, что билингв — человек, одинаково хорошо владеющий двумя языками, сочетает в себе различные мировоззрения и даже личности. Еще в Средние века Карл Великий высказал мысль о том, что «говорить на другом языке – все равно, что иметь вторую душу».

Согласно теории лингвистической относительности, известной также как «гипотеза Сепира-Уорфа», язык и его грамматический строй придают форму нашим мыслям и предопределяют наше восприятие окружающего мира. Следовательно, ощущение реальности у билингва может изменяться в соответствии с языком, который он использует в данный момент.

Бюро-баннер-[1]п

Но действительно ли у билингва две души? Мой ответ, как лингвиста и активного билингва — нет. Я не верю в то, что количество языков, на которых мы говорим, равно количеству наших душ или, если хотите, личностей.

Нередко билингвов нам преподносят как каких-то инопланетян, якобы, между ними и монолингвами – целая пропасть. Высказывания типа «две души» или «другая личность» неизбежно наводят на мысль о раздвоении личности, таким образом, билингвизм воспринимается уже чуть ли не как психическое расстройство.

Сторонники этой идеи о «двух душах» не отдают должного всей сложности такого явления как билингвизм. Упрощение концепции билингвизма до психической двойственности – это то, с чем активно борются многие лингвисты сегодня, в их числе – Анета Павленко.

Нам известно о том, что говоря на разных языках и используя при этом разные языковые обозначения для единиц измерения времени, билингв действительно воспринимает время несколько иначе. Однако это не доказывает, что билингвы по-разному — в зависимости от языка — ощущают реальность в целом.

Кроме того, «преимущества» билингвизма явно преувеличиваются. Нам говорят, что достаточно выучить второй язык, и вот, вы уже осознаете время по-другому…

Другой язык — другое мировоззрение?

Утверждение о «двух душах» также пренебрегает ролью культуры и степенью погружения в нее, без которых человеку никогда не достичь уровня билингва и не получить доступ к другому мировоззрению.
Лингвист Джон Макуортер утверждает, что когнитивные отличия между носителями разных языков «тонкие и, в целом, незначительные». Таких отличий явно недостаточно, чтобы считать их «другим мировоззрением». Добиться же смены взглядов на жизнь, по мнению Джона Макуортера, можно только при погружении в культуру и изучении другого способа восприятия жизни, но никак не за счет штудирования грамматики.

Выходит, что только погружение в новую культуру помогает изучающим иностранный язык понять некоторые аспекты этой культуры и освоить новые модели поведения (например, восприятие и выражение эмоций).

Так что же это в итоге? Другое мировоззрение или другое отношение?

Иногда за «смену мировоззрения» неверно принимают смену отношения человека к какому-то вопросу при переключении с одного языка на другой. За так называемой «второй душой» часто кроются всего лишь различные проявления многогранной личности билингва. Эти временные проявления, характерные только для одного языка и не характерные для другого, объясняются тем, что билингв может использовать разные языки для разных жизненных ситуаций, для выражения каких-то определенных эмоций, демонстрации определенного поведения. Более того, с каждым языком у билингва ассоциируется отдельный набор ценностей и социально-культурных значений.

Бюро-баннер-[2]лп

Оригинал: http://www.languageonthemove.com/

Перевод: Вероника Сабинская