23131916_1568386343241147_1144150943735818703_n

Как не влететь с ПЕРЕВОДОМ ФЗ-152 и GDPR?

ШКОЛА

Представьте себе такую юридическую коллизию.
Если какое-то юрлицо делает операции 1 и 2 , то по европейским законам оно получает статус «А».
А вот в России, чтобы получить такой же статус, этому юрлицу нужно делать операции 1, 2 и 3.
И вот что прикажете с этим делать юридическому переводчику?

ЗАДАЧА
Именно с этой проблемой мы столкнулись, когда по поручению Михаила Емельянникова, мы составляли толковый глоссарий по EU General Data Protection Regulation (GDPR).

Наша задача была взять корпус законов, выделить все термины релевантные теме защиты персональных данных, найти к ним толкования, контексты, а затем все контексты перевести — весьма кропотливая работа, которую другие бюро, увы, делать не любят.

Среди прочих трудностей мы натолкнулись и на вышеупомянутую — нужно было перевести термины controller и processor .

Словарный перевод мы давно уже не рассматриваем, ибо словари составляют лингвисты, а не юристы. Приходится проводить параллели.

Если бы мы просто взяли провели параллели для терминов controller и processor между GDPR и ФЗ-152, то при первом приближении получается такой расклад:

controller = оператор персональных данных;
processor = лицо, действующее по поручению оператора персональных данных.

Но если копнем глубже, то увидим, что пасьянс не складывается.

СМОТРИМ ЕВРОПЕЙСКИЕ ЗАКОНЫ
Итак, согласно Article 4 EU GDPR «Definitions»:
(7) ‘controller’ means the natural or legal person, public authority, agency or other body which, alone or jointly with others, DETERMINES THE PURPOSES and means of the processing of personal data; where the purposes and means of such processing are determined by Union or Member State law, the controller or the specific criteria for its nomination may be provided for by Union or Member State law;
(8) ‘processor’ means a natural or legal person, public authority, agency or other body which PROCESSES personal data on behalf of the controller.

СМОТРИМ РОССИЙСКИЕ ЗАКОНЫ
В то же время согласно ФЗ-152, Статье 3:
2) оператор — государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами ОРГАНИЗУЮЩИЕ и (или) ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ ОБРАБОТКУ персональных данных, а также ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ЦЕЛИ обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными

… а согласно статье 21 того же закона «Обязанности оператора по устранению нарушений законодательства, допущенных при обработке персональных данных, по уточнению, блокированию и уничтожению персональных данных», оператор обязан в тех или иных ситуациях:

— обеспечить блокирование (если ОБРАБОТКА персональных данных ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ другим ЛИЦОМ, действующим по поручению оператора)…
— обеспечить их уточнение (если ОБРАБОТКА персональных данных ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ другим ЛИЦОМ, действующим по поручению оператора)….
— обеспечить прекращение неправомерной ОБРАБОТКИ персональных данных ЛИЦОМ, действующим по поручению оператора…

ЧТО В ИТОГЕ?

А в итоге мы видим, что в GDPR мухи отдельно, котлеты — отдельно: «controller» определяет цели, «processor» обрабатывает данные.

В ФЗ-152 — «оператор» сам определяет цели и сам обрабатывает данные, но может поручить обработку (под свою ответственность) «лицу, действующему по поручению оператора»

Очевидно, что мы не можем ставить знак равно между «controller» и «оператор», равно как и между «processor» и «лицом, действующим по поручению оператора».

РЕШЕНИЕ
Пришлось делать кальку, «controller» перевели как «контролер», а ‘processor’ — как «обработчик».

Я пошел с этой загадкой и нашим терминологическим решением к заказчику, Михаилу Емельянникову, где у нас состоялся такой разговор:

— Здравствуйте, Михаил Юрьевич.. Мы глоссарий закончили… Есть некоторые оговорки… Коллеги сочли, что круг прав и обязанностей controller и оператора различаются, следовательно, между ними нельзя ставить знак равно. Я сдаю то, что у нас получилось, но как наверное и в любом юридическом переводе там остаются спорные моменты. Мы готовы их обсуждать.

— Евгений, добрый день! Спасибо, принято.Будем разбираться. … В отношении контролера я солидарен с Вашими коллегами — т.к. речь идет о GDPR, а не о российском законе, лучше использовать родной термин, контролер и оператора действительно несколько отличаются.

В общем перевод мы сдали, а позавчера получили от клиента такой отзыв:
———————————-
«В случае необходимости перевода сложных юридических текстов – законов, судебных решений, договоров, а затем наших заключений по ним мы предпочитаем обращаться к профессионалам. Ошибочная трактовка, неверное понимание, произвольная интерпретация могут привести к фатальным, порою неисправимым ошибкам, что совершенно неприемлемо при работе с нашими заказчиками – крупнейшими мировыми компаниями. Понимание серьезности проблемы привело к необходимости поиска надежного партнера, а поиск – в Альянс ПРО — бюро переводов. И дело не только в качестве перевода, который не вызывал нареканий со стороны наших заказчиков, и не только в цене. Партнеры из Бюро следят за тенденциями, сами читают и переводят интересные публикации по нашей специфической тематике, а значит – всегда в курсе самого нового, независимо от наличия и объема заказов, всегда «на передовой». Плюс крайне важные для нас качества – четкое соблюдение сроков и высокий уровень ответственности – также в наличии»

 

С уважением,
Evgeniy Bartov,
руководитель, переводчик и копирайтер ГК «Альянс ПРО»