перевод чертежей и таблиц

Перевод чертежей и таблиц: проблемы и пути решения

Механика и инженерные системы

Перевод конструкторской документации (в частности перевод чертежей и таблиц) с английского языка на русский, — задача не из лёгких, прежде всего потому, что здесь, в отличие от чисто текстовых документов, где можно себе позволить «обтекаемые» выражения, когда до конца не понимаешь, что хотел сказать автор, требуются предельные
ясность и точность.

Настоящая статья предназначена в первую очередь переводчикам-«технарям», которые понимают, что такое чертежи, и, может быть, даже поработали пару-тройку
лет за кульманом. Однако статья будет интересна и выпускникам языковых вузов (или, как их сейчас называют, «лингвистических университетов»), которые трудятся на поприще перевода научно-технической литературы и документации, не имея специального технического образования, и вследствие этого сталкиваются с целым рядом труднейших проблем, рассматриваемых ниже.

Проблема освоения малознакомой предметной области

Комплекты чертежей промышленных объектов относятся к самым разным областям техники. Это архитектурно-строительные чертежи (architectural drawings) и монтажно-технологические схемы (P&IDs); планы расположения электрооборудования и прокладки/ввода кабелей (electrical power plans); чертежи систем отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха (HVAC); принципиальные электрические схемы (one line diagrams), и т.д. и т.п.

В идеальном случае, архитектурно-строительные чертежи должны были бы переводиться специалистом, имеющим инженерно-строительное образование, а монтажно-технологические схемы и схемы технологических процессов — инженером-технологом; для перевода чертежей электрооборудования и принципиальных электрических схем нужно было бы пригласить инженера-электрика, и т. д.

Разыскать подобных специалистов, которые к тому же имели бы переводческий опыт, и привлечь их к переводу чертежей в рамках какого-то одного проекта практически невозможно.
Однако и отдавать перевод чертежей на откуп случайным людям, не имеющим опыта работы техническим переводчиком, без последующего редактирования инженером, не следует. Все комплекты чертежей на промышленные объекты, возводимые на территории Российской Федерации зарубежными компаниями, в обязательном порядке подлежат согласованию с российскими проектными институтами на предмет соответствия действующим в России нормативным требованиям и последующему утверждению Ростехнадзором. Известны случаи, когда из-за низкого качества перевода чертежей ставился вопрос о расторжении контрактов с агентствами, предоставляющими переводческие услуги крупным компаниям в США.

Зачастую бывает непонятно, что показано или написано на чертеже.
Поэтому, если есть такая возможность, переводчику необходимо консультироваться с авторами чертежей. Качество перевода чертежей иногда в решающей степени определяется возможностью таких контактов. Поэтому идеальным вариантом является работа переводчика непосредственно в офисе зарубежной инженерной компании, которая готовит комплекты чертежей.

Обязательный учёт контекста

При переводе чертежей зачастую перевод на уровне слов, слагающих английский термин, в отрыве от контекста (чертежа) невозможен, даже если переводчик вооружен специальными словарями.

Например, в контексте технологического оборудования морских платформ для эксплуатационного бурения и добычи нефти и комплексов подготовки нефти встречается узкоспециальный термин flare КО drum. Если обратиться к англо-русскому словарю по химии и переработке нефти Кедринского, то на стр. 160 можно найти: knockout drum (knockout = КО) — «сепаратор», «паро- или газоотделитель», «отбойник».
Ни один из этих русских терминов, за исключением самого общего «сепаратор», в данном случае не подходит. Приглашённые на проект консультанты из российского проектного института предложили назвать это устройство «установкой сбора конденсата факельных систем».
(Действительно, газ, подаваемый на факел, насыщен конденсатом, который перед сжиганием газа надо отделить.) Как можно видеть, словесное наполнение этого русского эквивалента отличается от английского «оригинала», за исключением flareфакельная система»).

Разумеется, подобные трудности встречаются при переводе любого технического документа, но в чертежах количество таких терминов в пересчёте на одну страницу (т.е. лист чертёжного формата) значительно выше. Например, как найти русские эквиваленты таким английским понятиям, как panel schedule, tank rack и tank flare? Что это: «перечень (журнал, спецификация?) панелей», «стойка ёмкости» и «факел резервуара»?

Русские эквиваленты этих терминов давно известны и широко используются в соответствующих областях техники: panel schedule — это «принципиальная схема распределительной сети», a tank flare — «факельная система резервуарного парка». В первом случае (panel schedule) в эквивалентном русском термине используется совершенно другой набор слов, а во втором случае (tank flare) — под английским tank скрывается не один, а три резервуара-хранилища, т.е. резервуарный парк (tank farm).
(Вообще, при переводе чертежей, как в этом последнем случае, нередко приходится решать проблему, какому именно числу (единственному или множественному) соответствует левая часть двухсловного английского термина.

Термин tank rack — это в данном случае один из наиболее сложных примеров. Как уже говорилось выше, перевод на уровне составляющих его слов невозможен. С первой половиной термина (tank) проще, поскольку «в контексте» любого промышленного объекта ясно, что это какой-нибудь резервуар, бак или ёмкость. Что же касается второй половины (rack), то здесь всё гораздо сложнее, ассоциаций нет почти никаких (даже у инженера), поскольку тек может означать всё что угодно, например, «стойка», «стеллаж», «каркас». На самом деле,  понять, что же такое tank rack, можно только имея перед собой генплан объекта, на котором видно, что это «трубопроводная эстакада, идущая от насосной станции к резервуарному парку».

Проблема многозначности английских терминов

Нередко один и тот же термин в зависимости от контекста переводится на русский язык по-разному. Например, часто встречается термин fire resistance (или fire rating), означающий огнестойкость здания или конструкций здания. В русском языке этому термину соответствуют два термина: «степень огнестойкости» и «предел огнестойкости », которые, в отличие от английского термина, строго дифференцированы.
Первый употребляется только по отношению к зданиям и обозначается римскими цифрами I… V, второй — только по отношению к строительным конструкциям (из которых состоит здание) и обозначается буквенно-цифровыми кодами (Е 30, RE 30, R 30, REI 30 …).

Бывает, однако, и так, что одному и тому же русскому термину могут соответствовать несколько английских терминов, использование которых никак не регламентировано: «противопожарная стена» = firewall/fire resistance wall/fire rated wall.

А термину pancake («блин», «лепёшка»), в зависимости от контекста, могут соответствовать два совершенно разных русских аналога:

при описании вертолётных площадок морских сооружений (платформ, судов) pancake означает одноуровневую плоскую конструкцию типа «крышки стола», т.е. собственно площадку, на которую садится и с которой взлетает вертолёт;  при описании верхних строений морских платформ термину pancake соответствует его российский «кулинарный» аналог, но не «блин», а «слоёный пирог». Дело в том, что верхнее строение платформы представляет собой многослойную конструкцию из нескольких «блинов» или «коржей» (как в торте «наполеон»), поскольку сначала строится нижняя палуба, затем устанавливаются колонны и на них ставится первая промежуточная палуба, представляющая собой второй слой конструкции, и так дальше — до самой верхней палубы. Таким образом, верхнее строение платформы представляет собой по сути слоёный пирог. Отсюда и новый строительный термин: конструкция типа «слоёный пирог» (в добавление к «сэндвичу», который уже довольно давно используется для описания трехслойных конструкций).

 Проблема правильной расстановки «ситуационных» акцентов

Начинающие переводчики и редакторы при переводе технических текстов зачастую просто боятся отойти от оригинала, в результате чего перевод, к сожалению, может остаться не до конца понятным, а иногда (как в приведённом ниже примере) даже абсолютно непонятным конечному потребителю — русскоязычному инженеру или специалисту по сертификации, для которого сделан перевод:

… sliding doors provide the best door option as hinged doors would open into the explosion area, i.e., in the opposite directionto the direction of escape.

… раздвижные двери являются наилучшим вариантом, так как навесные двери будут открываться в помещение, в котором произошёл взрыв, т.е. в направлении, противоположном направлению эвакуации.

При редактировании этого предложения мне как редактору показалось странным, почему «навесные двери будут открываться в помещение, в котором произошёл взрыв, т.е. в направлении, противоположном направлению эвакуации» (would open into the explosion area, i.e., in the opposite direction to the direction of escape), когда при взрыве (!) должно было бы происходить как раз прямо противоположное — т.е. двери должны открываться «наружу» по отношению к помещению, в котором произошёл взрыв, и, следовательно, — в направленииэвакуации.

После консультаций с авторами (американскими инженерами) выяснилось, что под would open into the explosion area они подразумевают просто способ навешивания дверей, при котором дверь открывается («поворачивается на петлях»), если потянуть ручку на себя, внутрь помещения, то есть глагол «открывается» соответствует действию. В случае взрыва дверь захлопывается (поворачивается на петлях наружу), и чтобы её открыть (для покидания помещения), надо потянуть ручку на себя, или внутрь, т.е. в направлении, противоположном направлению эвакуации.

Другими словами, разница в языках оригинала и перевода такова, что в оригинале словосочетание would open into the explosion area абсолютно нейтрально и не относится к ситуации, когда происходит взрыв, в переводе же на русский язык коннотация абсолютно другая — дверь самопроизвольно распахивается (открывается) под действием взрывной волны.

Как же поправить перевод, чтобы устранить эту неоднозначность? Ну, во-первых, следует привести в соответствие с оригиналом первое придаточное предложение (опустив уводящее в сторону слово explosion), поскольку as hinged doors would open into the explosion area, означает, не «так как навесные двери будут открываться в помещение, в котором произошёл взрыв», а «так как навесные двери, как правило, открываются внутрь помещения» (т.е. навешиваются так, чтобы открываться внутрь), и стилистически переделать концовку, добавив соответствующее разъяснение (также показанное полужирным шрифтом), чтобы окончательно расставить всё на свои места:

«… раздвижные двери являются наилучшим вариантом, так как навесные двери, как правило, открываются в помещение, и чтобы покинуть помещение, в котором произошёл взрыв, придётся открывать дверь на себя, т.е. в направлении, противоположном направлению эвакуации».

 Таким образом, переводчик должен очень хорошо представлять себе особенности конструкции того или иного сооружения, описание которого он переводит, и уметь правильно расставлять акценты в языке перевода, изменяя, если нужно, структуру предложений и включая в них дополнительную информацию.

Проблема отступления от оригинала

 Иногда при переводе названий промышленных установок приходится отходить от английского «оригинала» термина, поскольку американские инженеры порой позволяют себе смысловую тавтологию типа hot oil heater. Если переводить дословно, то получается «нагреватель горячего масла» (т. е. почти как в поговорке: «масло масляное»). Поэтому в таких случаях приходится отходить от оригинала: «нагреватель горячего масла» и давать перевод «нагреватель масляного теплоносителя».

При переводе электрических схем очень часто встречается термин one line diagram (single line diagram), который зачастую переводится слово в слово: «однолинейная схема», причём этого «уродца» можно найти даже в англо-русском электротехническом словаре Луганского, в котором представлена, в основном, выверенная по российским нормативным документам терминология. Любому же, кто проходил электротехнику в вузе, известно, что это «принципиальная электрическая схема».

Данный термин используется во всех нормативно-технических документах, имеющих отношение к устройству электроустановок и электрооборудованию. Принципиальная электрическая схема действительно графически «однолинейна», поскольку все провода показаны «одной линией». Тем не менее в «железнодорожном контексте» one line diagram — это действительно «однолинейная схема».

Проблема «зашифрованности» или «усечённости» английских терминов

 Один из модулей комплекса подготовки нефти называется Utilities — Air, и это название фигурирует в угловых штампах сотен чертежей. Дословный перевод: «инженерные сети — воздух». Из такого названия невозможно понять, каково же функциональное назначение модуля, что и было отмечено одним из приглашённых на проект российских инженеров-консультантов, который предложил вариант «воздушная компрессорная станция» (вырабатывающая технический воздух и воздух КИП).

Следует особо отметить также английский термин motor control center (МСС) и его русский эквивалент «низковольтное комплектное устройство (НКУ)».
Как можно видеть, эквивалентный русский термин шире английского, поскольку означает распредустройство, от которого запитываются различные низковольтные нагрузки, в том числе и электродвигатели. Таким образом, для описания по сути одного и того же устройства на двух разных языках используются совершенно разные лексические средства. Хочу подчеркнуть, что во многих случаях (особенно это касается чертежей) поиск эквивалентного термина на русском языке не является в строгом смысле операцией перевода. Эквивалентные термины зачастую предлагаются не переводчиками, а российскими специалистами, для которых делается перевод.

Известную трудность представляет перевод наименований устройств подвода силовых кабелей к модулям и зданиям, которые устанавливаются в проёмах полов и стен. Существует два типа таких устройств: gland panel и cable transit.
Первое устройство в начале перевода принципиальных электрических схем и планов расположения электрооборудования было названо переводчиком «панелью сальников», а второе переводчик назвал «кабельным переходом ». В результате консультаций с приглашёнными российскими инженерами-электриками было установлено, что оба этих варианта перевода — неверные: gland panel соответствует русскому термину «панель муфт кабельного ввода», a cable transit«комплекту кабельных вводов».

При переводе названий строительных чертежей также следует сначала посмотреть, что изображено на чертеже. Например, в названии Girt elevation at col. line «XXX» такое привычное слово, как elevation, означает вовсе не «вид сбоку» и не «фасад», — оно в данном случае означает «компоновка» («конструкция») или полностью: «Компоновка обвязки по линии колонн «XXX«». При этом на генпланах объектов, чертежах металлоконструкций и прочих строительных чертежах слово elevation (или чаще сокращение EL.) нередко встречается и в своём прямом значении, а именно: «(высотная) отметка» относительно какого-либо базового уровня — например, нуля высот в Балтийской системе; слово «высотная » в данном случае опускается, и в переводе остаётся «отметка» или «отм.».

Проблема отсутствия лексического соответствия терминов

 В связи с генпланами объектов и строительством вообще нельзя не упомянуть термин civil (или civil works)*. Чаще всего в этом случае ошибочно пишут «общестроительные работы», что для российского специалиста-строителя — пустой звук.

Иногда говорят «гражданское строительство» (видимо, в противоположность
«строительству военных объектов»). На самом же деле имеется в виду первый этап любого строительства, называемый по-русски «(строительные) работы нулевого цикла».

Не менее коварно английское словосочетание vessel clip. Это «монтажный кронштейн»*** (или ещё лучше — «лапа») на наружной поверхности вертикального сосуда или аппарата, предназначенные для монтажа лестницы и площадки обслуживания. Нельзя в данном случае написать «кронштейн сосуда», поскольку это может означать «кронштейн для крепления сосуда».

Ещё один пример — аббревиатура P&ID (piping and instrumentation diagram) — «МТС (монтажно-технологическая схема)».
Бытует и ещё один русский вариант этого термина «схема трубопроводов (или «трубной обвязки ») и КИП». Однако это типичный «переводизм»: уже довольно давно опубликовано русское пособие для монтажников, где схемы, на которых показаны технологические аппараты (сосуды), трубопроводы, арматура и фитинги, а также манометры, расходомеры, измерительные диафрагмы и другие КИП, определяются не иначе как «монтажно-технологические».

В американском нефтяном жаргоне часто используется словосочетание slug catcher (буквально «ловец улиток»). Это устройство устанавливается на входе технологических комплексов подготовки нефти и исполняет функции первичного сепаратора, в который поступает неразделённая продукция скважин с промысла, представляющая собой смесь нефти, попутного газа и пластовой воды. В первом приближении это устройство было названо переводчиками «устройством для разделения фаз». Однако позднее выяснилось, что в нефтяной промышленности России уже давно используется аббревиатура «УПОГ» («устройство предварительного отбора газа»).

Эта аббревиатура и была предложена российскими инженерами-консультантами. Как уже было сказано выше, окончательные варианты терминов часто предлагаются специалистами, для которых делается перевод, переводчик же создаёт лишь, так сказать, первое приближение — «рыбу». (Однако это приближение должно быть достаточно грамотным и не уводить специалиста в сторону. В конечном счёте, инженер поймёт, о чём идет речь, но переводчик должен максимально облегчить ему эту задачу.)

Проблема перевода сокращений и стандартных клише

Чертежи изобилуют всякого рода сокращениями. Чаще всего американские инженеры (так всегда делалось и делается и в российских конструкторских бюро) выпускают отдельный лист или несколько листов с расшифровкой аббревиатур и условных обозначений к тому или иному комплекту чертежей.

Однако в перевод этот лист аббревиатур может поступить в последнюю очередь, когда уже весь комплект переведён. Для того чтобы российский инженер, которому предназначен перевод, мог как-то «продраться» через все эти сокращения, приходится давать разъяснения на поле чертежа под заголовком «К переводу на поле чертежа» в виде перечня английских сокращений и их русских расшифровок. Вот лишь несколько примеров:

  • CHKD. PL / рифлёный лист
  • EFW / электрическая сварка плавлением
  • FW (field weld) / варить при монтаже
  • LER (Local Equipment Room) / ЭЩ (электрощитовая)
  • MCU (motor control unit) / ячейка НКУ
  • NPS (Nominal Pipe Size) (e.g., NPS 50) / условный диаметр (трубы), Ду (или реже Dy) (напр., Ду 50)
  • NPT (National Pipe Thread -a standard method of sizing tapered threaded
  • pipe) / американский стандарт на коническую трубную резьбу
  • N.T.S. (NTS) (NOT TO SCALE) / не в масштабе
  • T.O.S. (top of structure) / верх металлоконструкции
  • U.O.N. (unless otherwise noted) / если не указано иначе

 Важное значение для переводчика имеет также знание стандартных формулировок, используемых в рабочих указаниях и примечаниях на чертежах. Например, часто встречается надпись «… not shown for clarity«, что по-русски означает «… условно не показан» (не «… для ясности не показан»), или FUW, что соответствует- use with (для использования совместно с.) и не отыскивается ни в словарях, ни в Интернете.

Итак, для полноценного перевода чертежа с английского языка на русский необходимо прежде всего разобраться, что изображено на чертеже, а не сразу обращаться к словарю. Когда что-то непонятно, надо задать вопрос автору чертежа (если есть такая возможность). Полезны также консультации с российскими специалистами, у которых, как правило, имеются нормативно-технические документы, где (в отличие от словарей, в которых иногда бывают ошибки и «терминологические подстрочники») все русские технические термины правильные. В некоторых случаях помогает систематизированный поиск по Интернету.

Автор: Юрий Плахтий;
Источник: Журнал «Мосты»