autodetect2

FAQ Как осуществляется погружение в тематику? Как контролируется, если контролируется?

ШКОЛА

ОТВЕТ

Писать буду про свои методики, но поскольку я из них секрета не делаю, преподаватели их тоже частично используют.

— 2011 г. —

Первый раз погружать в тематику мне понадобилось переводчиков по кибербезопасности, в 2011 году. Я взял учебник для начинающих профессиональных безопасников COMPTIA Security + (ок. 700 страниц), выдал всем желающим работать с нами – таких набралось около 50 человек в сумме, и поставил задачу:

«Ребята, вот эту информацию нужно изучить, потом проведем choice test на 30 вопросов, у вас будет 20 минут. После этого начнем уже с пониманием предмета в голове переводить».

Думаю, опытные преподаватели уже улыбнулись — эта попытка была обречена на провал, из 50 студентов до конца учебника дошло только 3, на отлично сдал экзамен по предмету только один, и по его переводам я понял, что предметом он до сих пор не владеет.

— 2012 г. —

Следующая попытка была сделать процесс изучения более контролируемым. Я взял тот же учебник и предложил переводить его по главам. Идея была в том, чтобы в процессе перевода учебника студенты заодно бы и изучали предмет. Увы, студенты быстро потеряли запал, поэтому аналога сайта http://dorlov.blogspot.ru/2011/05/issp-cissp-all-in-one-exam-guide.html не случилось. Сам я продолжил работу, очень хотелось сделать русскоязычный современный учебник по кибербезопасности для переводчиков, но все закончилось на этом https://docs.google.com/document/d/1z35qXCTrGKKfeX4BmIY_32nWGn7HUqOQqaCI2f3iVMc/edit

— 2013 —

Следующим этапом я разбил учебник по главам, к каждой главе подобрал релевантные тексты на перевод. Тексты я постарался брать позабористее, чтобы если мы изучаем вирусы, то на перевод я выдавал тексты с анализом тела вирусов. Студенты, разумеется, не были готовы сразу приступать к таким текстам, поэтому переводы получались слабые (впрочем, мне удалось в 2013 году подготовить несколько очень «хватких» переводчиков). Именно тогда я пришел к мысли, что такими методами я не просто не подготовлю переводчиков, но и убью мотивацию у «выживших».

Вывод года: «Нельзя трогаться с третьей скорости».

В этом же году мы, одновременно с Израилем Соломоновичем Шалытом, запустили свои справочники по терминам. Я выдавал студентам пачки разных стандартов – зарубежных и российских, они их просматривали, выбирали оттуда термины и записывали в нашу базу. На нашем сайте эта работа утеряна, но зато она сохранилась у нашего партнёра, Академии информационных систем: http://infosystems.ru/library/slovar_ais_1218/glossary_ib.html

— 2014 —

В этом году мы запустили школу. Основная модель обучения была репетиторской — т.е. у преподавателей не было групп, у него были отдельные студенты.

Я разбил свою отрасль на несколько тематик, по каждой тематике подобрал комплект обучающих материалов, которые мне показались полезными. Следующим этапом я разбил учебник по главам, к каждой главе подобрал релевантные тексты, на этот раз уже с учетом правила «от простого к сложному». Первые тексты были простые или даже общетематические, потом мы «разгонялись» до реально сложных текстов. Каждый студент шел по своему индивидуальному плану, дедлайны задавал сам, а поскольку ему приходилось изучать всё и совмещать это с работой, более половины студентов терялись, не закончив курс.

Разумеется, кадровую проблему бюро (основную причину создания школы) это не решало — поэтому, после выступления на TFR-2014 в Екатеринбурге, знакомства и общения с Ириной Сергеевной Алексеевой, которая поделилась со мной некоторыми инсайдами из своей школы (Высшая школа перевода в Санкт-Петербурге) я вернулся в школу с двумя ключевыми идеями:

1. Тексты должны быть небольшие и логически законченные (до этого я брал только фрагменты из больших документов и переводчики не успевали изучить весь контекст документа);

2. Обучение нужно проводить в группах, а не индивидуально.

— 2015 —

В начале 2015 года мы начали активно перестраивать школу на группы, т.к. групповое обучение открывало совершенно иные возможности для погружения в тематику.

Кроме того, в начале года я провел небольшой эксперимент — я замерял по себе, сколько нужно времени на то, чтобы усвоить предметную информацию в объеме, достаточном для выполнения перевода. Эксперимент ставил на теме «Конвертерная плавка».
На изучение этой темы в учебнике у меня ушло 7 часов, на видео в Ютюбе (я смотрел советский научный фильм от «Киевнаучфильма») — 15 минут. Результат одинаков.

Тогда я составил рейтинг категорий учебных материалов (в порядке убывания):

  1. Видеофильмы
  2. Презентации (с иллюстрацией-анимацией)
  3. Иллюстрированные курсы
  4. Советские курсы для техникумов / средних учебных заведений
  5. Всё остальное.

Это позволило мне также комбинировать различные форматы контроля знаний:

  1. Тематические доклады
  2. Викторины
  3. Choice test
  4. Конспекты.

Викторины отпали быстро, студенты откровенно задавали друг другу халявные вопросы, и тематика не усваивалась. Choice test оказались довольно трудоемкими для меня и не гарантировали результат (в памяти ещё был свеж опыт 2011 года).

Конспекты превратились в сплошной копипаст, мало кто пытался выцепить самое ценное и важное из текстов (хотя тут скорее мой промах — я не объяснил переводчикам, что ценно и важно).

Лучше всего себя зарекомендовали тематические доклады под ту или иную подтематику раздела. Первая группа, которая прошла с тематическими докладами была запущена в начале декабря 2015 года и выпущена в конце января 2016 года. Это была очень успешная группа, её выпускники работают в нашем бюро до сих пор.

— 2016 —

И всё же, доклады меня не устраивали на 100% — там оставалось много копипаста. Были студенты, которые подходили к делу творчески, с огоньком, но были и те, которые просто цитировали несколько страниц википедии. (Признаюсь честно, я один раз даже чуть не уснул во время доклада). С тех пор я попросил студентов писать только своими словами, предельно кратко.

Также я, во избежание копипаста предложил студентам делать майндкарты — они почти исключали копипаст, т.к. требовали четкого структурирования данных. Группа, знания которой контролировались по майндкартам, тоже неплохо себя зарекомендовала, но проверка майндкарт занимала много времени, их составление тоже занимало много времени у студентов, а результат был не выше чем у докладов. Кроме того, один выпускник-отличник, с прекрасными и самими подробными майндкартами, на одном проекте оказался недостаточно «въедлив» и мы чуть не потеряли клиента. Несмотря на свою привлекательность, майндкарты как групповой способ изучения предмета я отмел.

Тогда же я начал практиковать еще один способ, который испытал на себе – я просил студентов мониторить СМИ и блогосферу по теме и приносить на каждое занятие по вкусной статье. Увы, особого энтузиазма эта идея не вызвала — студенты ссылались на то, что я и так много от них требую, и эта идея тоже умерла, почти не родившись.

— 2017 —

В 2017 году основными методиками проверки знаний стали доклады и ответы на вопросы.

Чтобы в докладах не было копипаста, я стал менять саму постановку вопроса.

Если раньше я ставил вопрос так: расскажите мне о протоколе ХХХ, то в 2017 я стал формулировать вопросы исключительно в практической плоскости, примерно так:

— Когда был введен протокол ХХХ?

— Зачем он был введен?

— Какие проблемы он решал?

— Почему эти проблемы перестал решать предшествующий протокол?

— Что на эту тему говорят участники событий?

Такая постановка вопросов совершенно преобразила подачу материала. Группа не просто искала информацию, она читала мемуары, погружалась в ту эпоху и обменивалась впечатлениями через доклады (вот пример доклада студентки одной из тех групп — Марины Нестругиной, ныне главреда нашей копирайтинговой студии — http://blog.tran.su/byuro-perevodov/bgp/)

А вот в последней группе повторить тот успех не удалось, там многие доклады тоже скатились к копипасту. Поэтому просто задавал студентам вопросы, давал информационный минимум источников, просил их уложить ответы в 100-150 слов. Особенность была в том, что просто ответить на вопросы было мало — нужно было откопать из других источников какие-нибудь малоизвестные факты. Получалось примерно следующее (пример ответа на один из вопросов):

Последнюю группу я заканчивал обучать практически без онлайновых встреч. Они оказались неудобны ни мне, ни студентам. Мы перешли полностью в электронную почту – я давал задания, получал работы, пока проверял работы, студенты выполняли следующее задание.

Задание состояло из трех частей:
— практика перевода;
— вопросы к теме;
— терминологические задачи.

Сейчас, как я уже объявлял в блоге ранее, я буду пробовать новую методику обучения — Project Based Learning, тематика «Криптовалюты» (Биткойн, блокчейн и т.п.).
Переводческих наработок по ней мало, терминология вся новая, неустоявшаяся, я думаю, будет интересно.

Сама концепция курса изложена здесь: https://docs.google.com/document/d/1KMhFBQle_XnughhhP0nP9YFv—3_46IoYkFXHPwIrfY/edit

Не прощаюсь, т.к. я думаю, я ещё много увижу интересных методик.

Оставлять буду те, которые окажутся наиболее вовлекающими, стабильными, быстрыми, но при этом гарантирующими высокий уровень подготовки выпускников.
Так что, до новых встреч.

С уважением,

Евгений Бартов,

Руководитель ГК «Альянс ПРО»,

Преподаватель, переводчик, копирайтер.