выбор

Я разборчив, выбирая клиентов

БЮРО ПЕРЕВОДОВ

Я придирчиво выбираю переводчиков для сотрудничества.

Мне нечасто приходится искать новых фрилансеров, потому что объем работы небольшой. Всё, что мне нужно, это несколько хороших специалистов.

При этом я постоянно нахожусь в поиске новых заказчиков. Я делаю это даже тогда, когда у меня много работы. Ведь в какой-то момент ручеек заказов от текущих клиентов пересыхает.

Клиенты бывают 2 видов: прямые заказчики и переводческие агентства. В сегодняшнем посте я хотел бы сказать несколько слов именно о вторых.

Бюро-баннер-[5]е

Хуже всего работать с крупными переводческими корпорациями, имеющими множество офисов по всему миру. Они предлагают самые маленькие ставки и жуткие условия работы.

Опытным и заслужившим доверие переводчикам стало невозможно работать по созданной этими мегакорпорациями хищной бизнес-модели.

Их письма часто начинаются драматичными словами «обращаюсь к вам…»

Звучит так, будто согласие на предлагаемую работу — это столь же благородное и достойное похвалы дело, как взять из приюта для обездоленных животных одинокого пса.

Переводческие мегакорпорации отшибают желание сотрудничать уже на стадии приветствия. Они никогда не называют переводчика по имени. Для экономии времени при массовой рассылке они пишут «уважаемый лингвист». А время они ценят. Время — деньги. Но, судя по предлагаемым ставкам, на переводчиков эта аксиома не распространяется.

Возможно, они думают, что слово «лингвист» звучит изысканнее или солиднее, в отличие от «переводчика». Но лично меня словосочетание «уважаемый лингвист» просто оскорбляет.

Как правило, эти организации огорошивают «уважаемых лингвистов» невероятно короткими сроками выполнения переводов, заранее устанавливая плату за суперсрочный заказ.

Предлагаемая плата — очередное оскорбление.

Представьте, что вы написали слесарю-водопроводчику и предложили устранить засор в туалете за 150 долларов.

Слесарь, скорее всего, подумает, что вы сошли с ума. Никто не решает за слесаря, сколько стоит его работа. Он всегда определяет стоимость самостоятельно. А когда агентство доводит до сведения перспективного переводчика, что бюджет составляет 150 долларов, это не выглядит сумасшествием, потому что происходит постоянно.

Иногда я принимаю заказы от небольших бюро переводов (БП), с которыми сотрудничаю уже давно. И я планирую продолжать работать с ними до тех пор, пока им будут нужны мои услуги. Так уж сложилось, что у всех этих бюро есть одна общая черта: оплачивать работу сразу.

Тем не менее, я считаю, что один прямой заказчик стоит сотни бюро, даже хороших. Я поясню свою точку зрения.

Основным качеством бизнеса является возможность его продать. А продать переводческий бизнес можно только при наличии прямых клиентов. Поэтому у фрилансера, работавшего исключительно с БП, реальная стоимость бизнеса крайне низка. У него по сути нет бизнеса. И неважно, сколько десятков лет он проработал.

Работая только с агентствами, переводчик превращается во временного сотрудника, жаждущего долговременной работы на полный день. Усердный, смышленый временный сотрудник может постепенно добиться своей цели. Тогда на его место придет другой временный работник.

Людей без амбиций принято считать неудачниками. Возможно, жестоко думать о людях таким образом. Но мы живем в жестоком мире.

Поэтому работающие на БП переводчики стремятся со временем выйти на прямых клиентов. И на мой взгляд, это лучший способ уберечь профессию от поглощения переводческой индустрией, которая делает все, чтобы эту профессию уничтожить.

Бюро-баннер-[4]л

Оригинал: https://patenttranslator.wordpress.com/

Перевод: Елена Алёшина