14448812_1173965662683219_4085153323907176042_n

Инь, Янь и хрень…

БЮРО ПЕРЕВОДОВ

 

Товарищи! Среди нас есть такие товарищи, которые нам вовсе не товарищи. <К/ф «Карнавальная ночь»>

ОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ
Начиналось всё, как обычно. 2012 год. Наш клиент, российский онлайн-университет, захотел перевести на инглиш соглашение пользователя. Соглашения пользователя, как мы знаем, быстро умеют читать не только в России, поэтому клиент дал короткий срок и тесноватый бюджет, всё равно перевод для галочки. Ну, я для успокоения совести все равно его почитал, вдруг там совсем ахтунг. Перевели, все довольны.

А вот следующий документ для заказчика был важным, со всеми вытекающими. Дело в том, что этот «российский» университет создавался предприимчивыми ребятами из России на бельгийские деньги. Когда речь заходит о своей шкуре, клиент очень хорошо ощущает (особенно в европейском суде) все изъяны перевода. Клиент сказал, что здесь очень, очень важно качество, а цена значения не имеет.

Ага, знаем мы, как цена значения не имеет. Одно время к нам в офис пришел клиент с каким-то каталогом шин и сказал, что планирует участвовать в тендере на их поставку. Тендер — это очень ответственно, поэтому там нужно обязательно выиграть и показать себя в лучшем виде, и т.д и т. п. В общем, цена значения не имеет. Мы отнеслись со всей серьезностью к этому заявлению и сделали смету по высшему разряду, чтобы клиент получил свой каталог на английском в лучшем виде. Сверстали бы один в один —найди 10 отличий. Озвучив стоимость в 15 тыс. руб., мы поняли, что цена-таки имеет значение, потому что клиент сбежал.

В общем, и здесь всё шло к тому же.

МАКС
Maksym Kozub можно отнести к переводческой элите. Он синхронил самые важные мероприятия Microsoft, Cisco и IBM в Киеве, отлично ориентировался в ИТ, ИБ и международном праве. Он – элита, я – выскочка, затесавшийся в ряды руководителей бюро переводов. Именно он, с высоты своего опыта, дал мне первые уроки пиара. Письменным переводом он занимался нехотя — его основной хлеб был синхрон.

На тот момент я не знал более крутых юридических переводчиков, поэтому запрос своего клиента я направил ему. Максим изучил запрос, и, видимо, чтобы не связываться, назвал заградительный для большинства российских компаний ценник в 15 евроцентов за слово оригинала.

ПЕРЕГОВОРЫ
15 евроцентов для российского клиента, да еще с маржой бюро переводов обычно выглядит убийственно, хотя за рубежом — это вполне обыденная такса уважающего себя отраслевого переводчика (уровень жизни-то другой). Например, предыдущий перевод я клиенту тарифицировал в районе 3 рублей за слово, а тут бац — и сразу 11. Любой клиент послал бы меня нахрен.

Но наш клиент не сдался. Ему действительно не хотелось рисковать, поэтому 700 баксов за то, чтобы все 10 страниц вывертов его юристов были вывернуты на инглиш нужными нюансами наружу, казались некритичными. Клиент подтвердил заказ.

ПРОЕКТ
— Максим, я похоже недооценил серьезность намерений клиента.
— Что, он все еще с нами? Ладно, будем переводить.

Максим взялся за работу. По ходу перевода он даже отловил какие-то нестыковки договора с бельгийским законодательством, которые юристы клиента почему-то не учли. Поскольку за качество отвечать мне, я так же дотошно перечитал перевод за Максимом (где бы я еще увидел, как переводят гуру?). К некоторой моей гордости, я нашел и за Максом несколько ошибочек, недопереводов и даже нарушение нумерации. Он, правда, и сам потом вдогонку дослал какие-то правки. В общем, заказ мы сделали в лучшем виде и сдали клиенту с комментами, касающимися бельгийских правовых реалий.

Дальше началось самое интересное.

ПИАР
Через несколько дней после заказа Максим опубликовал в своем блоге (сейчас он блог удалил) коротенькую заметку о том, что дескать в России еще есть клиенты, которые ценят качество и готовы за него платить 15 центов. Ну были там и строчки, потешившие мое самолюбие — в частности Макс сказал, что я хороший редактор и что я нашел за ним ошибки. Заметка ушла в народ, переводчики активно её читали и обсуждали.

АРТЁМ
Артём Светлов — корифей переводческого рынка. Я еще только-только делал свои первые шаги на переводческом поприще в фейсбуке, а он уже тогда активно участвовал в дискуссиях, и как-то даже я нарвался на неприятный эпитет от него — «выскочка». Ну, видимо, заслужил.
И вот я столкнулся с ним еще раз. «Евгений, а зачем Вам Максим? Я могу сделать Вам перевод не хуже, и всего за 8 центов».

Предложение было страшно заманчивым, но я помнил свои предыдущие грабли (https://www.facebook.com/ALPROGroup/photos/a.182148898531572.46632.182109405202188/1151133008299818/?type=3&theater), поэтому решил поизучать, что из себя представляет Артём. Попросил прислать резюме. Резюме шикарное. Потомственный патентовед, более 40 лет стажа юридическим переводчиком, обширнейшая переводческая практика. У меня в голове не укладывалось, чтобы я, сопляк, тестировал такого мастодонта — это он меня, а не я его должен был тестировать. В общем, я решил не выёживаться и сказал, что будем работать.

ФАКИР БЫЛ ПЬЯН…
На ловца и зверь бежит. Буквально через пару недель после того, как мне Артём сделал свое предложение, пришел заказ вот прямо в яблочко — патентный договор на английский от этого же клиента. Естественно, Артём получил этот заказ.
Через два дня я получил перевод. Когда я его начал читать, я понял, что этому переводу очень не хватает подарочной открытки, в которой фигурными буковками было бы выведено «Женя, ты лох!» И подписи: «а еще я здесь нарисовал папу и маму». Беспомощность текста удручала.

Перевод надо было спасать. Я засел за редактуру. Чем больше я редактировал, тем глубже поселялось ощущение, что переводил неизвестно каким образом попавший к нам в базу советский школьник (но — справедливости ради отмечу — школьник-отличник). Фразы построены по-русски, термины отобраны абы как. Хм. Может он на субподряд кому зарядил мой заказ? Но вряд ли. Он ведь такой правильный, и на форумах речи хорошие двигает. У меня никак не укладывалась мысль о том, что это переводил именно ОН. Но я точно понимал, что я такие переводы до этого покупал на рынке по 150 руб. пучок.

На всякий случай я показал перевод Максу (ну мало ли, может я дурак?). Макс поржал, пометил несколько наиболее бредовых мест, и вернул перевод мне. Я настроился на тяжелый разговор с Артёмом.

Закончилась эта история как-то тупо. Я убил весь день, правя этот опус. Док получился кроваво-красным от правок и я, желая хоть какого-то признания своих стараний, написал Артёму в скайп:

«Артём. Я почитал Ваш перевод. Там есть некоторые недочеты, возможно, они будут Вам интересны… Хотели бы взглянуть на них?»

Выражение «некоторые недочеты» потом стало у нас в бюро домашним эвфемизмом — «Комиссия союзников обнаружила при осмотре Хиросимы некоторые недочеты».

«Нет, Евгений, мне они неинтересны».

Он умудрился кинуть меня во второй раз. Всё, что я мог сделать — просто внести его в черный список наших поставщиков. Заказчику ушел мой вариант.

Деньги я Артёму тогда заплатил. Мне тогда так было проще, чем ввязываться в публичные разборки.

История не закончилась. Полгода назад он повторно предложил свои услуги талантливого перевода, но уже по тарифу 3 евро за страницу.

Авторы: Evgeniy Bartov, Андрей Стифеев