11059hvz4j79hZoS0iwM8UVOn

Царский фидбэк

БЮРО ПЕРЕВОДОВ

КНИГА
В марте 1711 года из стен Московского печатного двора вышел перевод книги Николы Франсуа Блонделя, французского военного инженера, «Новая манера, укреплению городов учиненная чрез господина Блонделя…». Книга оказалась очень своевременной и востребованной — Россия под руководством Петра Великого активно прорубала окно в Европу и при этом она явно не собиралась дать соседям нарубить окон в своих землях. О востребованности книги может говорить и тот факт, что эта книга заявлялась в качестве библиографического источника во множестве учебников российских инженеров по теории фортификации и что эта книга была переиздана 3 раза.

Но мне показалась гораздо более любопытной предыстория появления этой книги.

ТЕОРИЯ ФОРТИФИКАЦИИ
Как известно, Петр Первый, пока еще не очень великий, и временами инкогнито «царь, очень приятно, царь», не зря ездил в Европу. Там он присмотрелся к разным наукам — среди которых была теория фортификации. На тот момент эта теория была построена на теориях четырех известнейших европейских военных инженеров — французских Б.Ф. Пагана, С. ле П. де Вобана, Ф.Блонделя и голландского М. ван Кугорна.

В 1703 году была заложена Петропавловская крепость, которая была построена по лекалам вышеупомянутых спецов — весьма смелое решение по тем временам, т.к. вообще в России было не принято хоть что-то перенимать у европейцев. Как мы знаем, Петра мало интересовало мнение бородатых бояр и он понимал, что с соседями вряд ли получится мирное сосуществование (шведам почему-то не понравилось, что Россия у них отобрала берега Невы, и они чувствовали себя вполне в силах показать России свое неудовольствие, по крайней мере Варшаву шведы взяли в тот же год), поэтому впереди непаханное поле, для окучивания которого нужно активно перенимать опыт у западных соседей.

ИВАН
До поездки в Европу у Петра были домашние учителя, среди которых был и Никита Моисеевич Зотов. Петр весьма тепло относился к Никите Моисеевичу, брал его с собой, активно привлекая и к государственным делам. Доступ к царскому телу позволил Никите Моисеевичу пристроить и двух своих сыновей на царскую службу — Василия и Конона.

Однако был и третий сын — Иван. Вот Ивану не повезло — его оставили дома за старшего, следить за имениями. По тем временам, получалось так, что все мужики — батя и два брата Россию поднимают, а Иван — рыжий, его практически его оставили гнить на задворках страны. Поэтому Иван, при каждой возможности, доставал царя просьбами его пристроить куда-нибудь на службу, чтобы было чем похвастать потом перед потомками. И вот, в 1703 году, когда Петр закладывал Петропавловскую крепость (а с ней и будущий Санкт-Петербург) и продумывал, как импортировать опыт европейцев в Россию, Петр организовал отправку заграничных стипендиатов, в число которых и включил 16-летнего Ивана. По распределению Иван был отправлен на учебу во Францию.

МИДОВСКИЙ ПЕРЕВОДЧИК
Очень быстро Иван показал способности к языкам и уже через 2 года после отправки в Париж он уже переводил переговоры между русским послом при Голландских Штатах А. А. Матвеевым с французским министром иностранных дел маркизом де Торси. Затем командировка в посольство России в Вене, в 1707 году — в Варшаву, и затем в Москве. Вероятно тогда Петр и поручил ему переводить книгу Nouvelle Maniere De Fortifier Les Places par Monsieur Blondel. Через 13 лет будет переведена книга по фортификации другого упомянутого выше инженера — С. ле П. де Вобана, её переводил Василий Суворов, отец будущего полководца (по этой же книге отец и учил сына как брать крепости). Но это уже совсем другая история.

О КНИГЕ
Книга представляла собой руководство и одновременно учебник по строительству крепостей. Она была построена по принципу от простого к сложному. Сначала шли рисунки, посвященных построению простейших геометрических фигур, потом — чертежи посложнее (были изображены города Дюнкер и Маастрихт), которые в свою очередь были построены по «новой манере господина Блонделя». Особое внимание уделялось образцам крепостей с большим количеством укреплений-углов (углы вводились для увеличения площади одновременно вводимых в бой обороняющихся). Отдельно выделены детали этих укреплений.

ТРУДНОСТИ
Работа предстояла нелегкая. Начнем с того, что основным языком (как сейчас английский) на тот момент в Европе считался польский. Связано это было с тем, что Польша (Речь Посполитая) была еще недавно чуть ли не крупнейшим европейским государством, поэтому многие книги переводились через польский, следовательно, спецов по переводу с французского на русский — общедоступно изложенный технический русский, а не церковнославянский — было немного.

Второй момент — многие реалии, которые описывались в книге, были абсолютно неизвестны даже строителям, не говоря уж о МИДовском переводчике. Добавим сюда невозможность погуглить картинки, термины и даже форумы переводчиков, отсутствие спецсловарей (первый технический словарь фортификационных терминов появился только в переводе Василия Суворова, упомянутого выше, в 1724 году — «Термины, употребляемые в фортификации»).

Были и другие трудности. Во книге была приведена своя система мер — вперемежку немецкие руты и французские туазы, а в России по-прежнему меряли саженями и верстами (впрочем, ситуация благодаря Петру уже менялась, но все же часть иллюстраций была пересчитана в сажени). В оригинале были еще углы в градусах, которых в свою очередь не было на Руси. Тут нужно было еще и над этими вещами голову поломать.

Хорошим подспорьем было то, что царь, как человек, хорошо ориентирующийся в фортификации, да и вообще как заказчик, сам вызвался вычитывать работу Ивана.

ПРЕФИНАЛ И ФИДБЭК
Итак, примерно через год после царского ТЗ, 12 сентября 1708 года Иван Зотов сдал префинальную версию перевода на вычитку царю, сопроводив перевод примерно таким письмом (перевожу на современный русский язык):
«Уважаемый государь! По Вашему указу я перевел книгу о новой манере укреплений с французского на русский язык, по возможности внес правки, прошу принять. С наилучшими пожеланиями, ваш верноподданный навеки, Иван Зотов»

Петр внимательнейшим образом изучил перевод и почти через полгода написал такой фидбэк Ивану:
«Господин Зотов! Книгу о фортификации по Блонделю, которую вы переводили, мы прочли. Разговоры переведены очень хорошо и внятно. Но как по этой книге учить делать фортификацию? В таблице не указаны единицы измерения — руты или таузы? Местами вообще невнятно и непонятно переведено. Мы один лист переправили, вклеили в книгу, старый вырезали. Высылаем вам экземпляр с вклеенным листом, там вы сами увидите погрешности и невнятности. Прошу в книге, которую вы переводите, следить за тем, чтобы переводить внятнее. Не надо переводить слово в слово, лучше поймите смысл, а затем пишите на своем языке как поняли, так будет понятнее».

P.S.
Это микроисследование получилось немного случайно. Я просто хотел понять, когда появились первые требования к техническому переводу. Библиографию писать поэтому не стал, т.к. к этой истории меня привело несколько десятков источников, однако я счел своим долгом привести сюда копии писем Ивана к царю и обратно, а также сам предмет обсуждения — книга на русском и французском языках. Надеюсь, уважаемым читателям будет интересно.

Nouvelle Maniere De Fortifier Les Places par Monsieur Blondel — https://yadi.sk/i/Vm2DO3B6wCaPi
Новая манера, укреплению городов учиненная чрез господина Блонделя… — https://yadi.sk/i/ov7Ch0mxwCaQ3

Автор: Evgeniy Bartov

Фото Альянс ПРО - бюро ИТ, ИБ и PR-переводов.
Фото Альянс ПРО - бюро ИТ, ИБ и PR-переводов.