5183482

Монгольский юридический

БЮРО ПЕРЕВОДОВ

 

Мне не довелось насвистывать двоичный код в телефон, имитируя диалап-соединение. Я никогда в жизни не сажал самолет по указаниям диспетчера. Я даже не вырезал себе аппендицит на полярной станции под диктовку радиста. Но мне тоже есть что вспомнить.

— Добрый вечер, Жамьянмядаг.
— Зовите меня просто Женя, — потомок Чингизхана безупречно говорил по-русски.
— Хорошо, тезка, договорились. Итак, вот в чем проблема…

Он стоял под луной посреди бескрайней Степи и невозмутимо слушал, как я пытаюсь прочесть ему шедевр монгольской письменности. В трубке спутникового телефона уныло завывал ветер.

— Нет, здесь, все-таки, имелось в виду другое. Не «этот баран за рулем», а «находясь за рулем, совершил наезд на перебегавшего дорогу барана». У наших гаишников нет чувства юмора, поверьте моему опыту.

Десятью минутами раньше.
Томск. Припозднившись, мы уже выходили из офиса, когда под нашими окнами с визгом затормозил изрядно поцарапанный «лексус». Погоня? Перестрелка? Какая у людей жизнь интересная!

Из машины выскочил наш постоянный и очень-очень важный клиент.

— Парни, выручайте! Срочно!

Нет, его не нужно было укрыть от мафии в переговорной. Все было куда проще и одновременно интереснее. Он только что вернулся из поездки в Монголию. Завтра вечером ему улетать в Москву, а утром нужно кровь из носу отдать машину в страховую компанию. Все, что от нас требуется — перевести и заверить справку о ДТП, составленную монгольским ГАИ.
Ха, дел-то. Правда, ребята?

На часах 22:00. Найти юридического переводчика с монгольского на русский, это и днем-то задачка та еще. Искать в Интернете? В европейской части России все тоже уже расселись по барам или гуляют с детьми, женами и собаками — там 8 вечера.

— Женя, да напишите вы любую отсебятину и заверьте печатью, я вам на и словах расскажу, в чем дело.

— Нет, Степан Петрович, так нельзя. Мне самому нужно понимать, что здесь написано. Надо найти хоть какого-то монгола.

— Есть, есть такой парень. Я как раз к нему бухать туда и ездил. Ща, Жамьянмядага наберу, он все переведет.

— Погодите, как-как его зовут? Я не могу это так сразу выговорить.

Степан Петрович посмотрел на меня с изумлением, с каким исландцы смотрят на туристов перед табличкой «Эйяфьядлайёкюдль». Он повторил еще раз и еще. Потом просто повернул телефон экраном ко мне и дал мне прочесть. Мне потребовалась минута, чтобы научиться произносить это без запинки.

Следующие несколько минут я зачитывал Жене текст справки. Правильнее сказать, «фонетически воспроизводил по слогам». Хорошо хоть, что они используют кириллицу. Монгольскую, но кириллицу. Монгол Женя невозмутимо диктовал мне свой перевод, а я набивал его на компьютере.
Осталось распечатать и заверить.

Когда мы закончили, Жамьянмядаг совершенно ровными интонациями сообщил мне, что сделал всё, что мог.

— А теперь, если позволите, я вернусь к своим делам. Мне еще нужно станцевать Танец Дождя.
— А-а… ?
— Да ладно, шучу я, шучу. Это, может, у монгольских гаишников нет чувства юмора, а у остальных индейцев нашей прерии — еще как есть.

Уточнять, всерьез ли он переводил мне справку, я не стал. Страховая, кстати, все прекрасно потом выплатила.

14462864_1174000726013046_976078598189453707_n

Автор истории Evgeniy Bartov, литературная обработка Андрей Стифеев.