ivecwvekmag

Лебедь, рак и щука….или Как зарождалась Школа отраслевых переводчиков

БЮРО ПЕРЕВОДОВ
Автор — Евгений Бартов

<Клиент сейчас умный и экономный. К чему ему связываться с посредником, когда есть возможность работать напрямую с надежным исполнителем>.
Из обсуждений на форуме переводчиков

ТАЙНЫЕ ВЕЧЕРИ

«Ребята — вы меня извините, но у меня вилы. Если я сегодня не запущу школу, то завтра я закрою бюро».
Мы, руководители трех томских бюро переводов, вот уже 2 месяца в начале 2014 года встречались вечерами, обсуждали контуры нашей общей будущей школы переводчиков, но чем больше мы их обсуждали, тем очевиднее становилось, что мы рисуем контуры трех разных школ. Одни хотели одноразовую школу, т.е. наготовить кадров и закрыть. Другие хотели настоящую школу — с гардеробщиками, завучами и учительской. Нам, третьим, просто хотелось иметь постоянный приток свежих и обученных (!!!) кадров. :)

С кадрами у нас, как и у многих других бюро, тогда ситуация стояла капец, как остро. Получалось так, что то ли я зажрался, то ли звезды у меня как-то не так сошлись, но я решительно не мог решить кадровую проблему — те переводчики, которые хотели с нами работать, не устраивали меня по качеству, а те, которые устраивали меня по качеству, были непроходные по цене (т.е. у меня для их аппетитов просто не было клиентов). Ситуация усугублялась тем, что среди переводчиков-фрилансеров практически не было профессиональных редакторов, а те, кто считали себя редакторами, не отлавливали ошибки. Доходило до маразма: в нескольких случаях мы за одним переводчиком мы ставили 2-3 редактора, и всё равно получали претензию.

Вообще, проверить дотошность редактора несложно. Я вносил, например, 30-40 смысловых, но малозаметных ошибок в перевод, отдавал проект на редактуру. Затем я получал «отредактированную» работу, в которой была куча косметических правок, а «мои» ошибки оставались нетронутыми. Я нецензурно ругался, тыкал редактора лицом в ошибки, но выше головы тот прыгнуть не мог — в следующем заказе всё повторялось.

В общем обсуждение школы с коллегами затягивалось, а я уже начал терять клиентов. Промедление, как говорили классики, было смерти подобно. Мы запустили школу.

БРИФ

В один прекрасный обед приходит мне в скайп сообщение:
— «Женя, привет, это Саша, юрист, мы с тобой пару лет назад работали.
В общем тут помочь чуток надо.
С вычиткой.
Ну и с редактированием еще.
Ну и с переводом немножко.
Перевод на язык.
Вычитка и редактирование — тоже на английском.
А да, и копирайтинг еще нужен местами.
В общем у меня край — там объем 35 страниц, но сдать их надо сегодня».

— Понял… Засылай док. Буду смотреть.

СЛУЧАЙ

Одна англосаксонская нефтяная компания — «Петрол-девелопмент» — занималась она тем, что разрабатывала месторождения, ну и среди прочего бурила скважины. Работала она в разных странах, в том числе и в России. Однажды понадобилось ей обслужить пробуренные скважины — ну там обсадные трубы проложить, пакеры поставить и т.п. (я воздержусь от подробностей, ибо я в нефтянке категорически чайник). Один из вариантов — привлечь местную компанию, она и подешевле, и поближе, и с оборудованием у нее может быть на месте получше. Эта компания решила не изобретать велосипед и воспользовалась, так сказать, лучшими отраслевыми практиками.

Тендер выиграла «БобруйскРемСкважина», которая сразу после тендера бодренько взялась за дело, изучила документацию, каротажные данные и т. д. и т. п. Спустили колонны, скважины немного поработали и сломались так, что нефть потекла наружу и что-то там страшно вокруг загадила.

Поднялся страшный шум, нелетели «зелёные», разнервничались, начали искать виноватых, но те решительно не находились. «БобруйскРемСкважина» шла в отказ, типа, ей дали неполные данные, но и «Петрол-девелопмент» тоже не собиралась сдаваться — не они должны были выяснять и перепроверять все данные. В общем, никто платить добровольно не собирался и в воздухе запахло судебным разбирательством.

«Петрол-девелопмент» обратилась к российским юристам-международникам — типа в российском суде все равно нифига не найдем, но у нас по договору суд в Лондоне, ему доверия больше. Время поджимало, нужно было опередить бобруйских ребят, поэтому юристы по-быстрому изучили кейс, прикинули стратегии и буквально на коленке подготовили доки в суд. На русском, естественно.

СЛОЖНОСТИ

«Женя, может ну его нафик?» сказала Анастасия, управляющий директор нашего бюро, через полчаса изучения документа.
Вообще, авральные заказы для нормального бюро переводов не в диковинку, но тут что-то пасьянс никак не складывался.

Трудность 1. По срокам нам на все про все выходило 9 часов. 30 страниц перевода и 5 страниц редактуры за 9 часов — это как ни крути, но все-таки 4-5 переводчиков. Хорошие внештатники всегда сию минуту заняты, к ним нужно записываться на прием, как к врачу, заблаговременно. А плохие или средненькие тут никак не прокатят — работать придется без страховки, если они сдадут лажу — без денег останемся все, еще и на деньги влетим.

Трудность 2. Обычно по заказу идет какая-то «паровозная», основная тематика. Например, присылают договор — значит, нужен юридический переводчик, лучше переводчик, специализирующийся на контрактном праве. Или присылают инструкцию к термостату — значит нужен технический переводчик со специализацией по инженерным системам или КИПиА. А что делать тут? Тут юридические разборки между нефтяниками через наспех составленные претензии — т.е. нужно 5 юридических переводчиков, знающих нефтегаз, умеющих полировать текст и переводить на язык. Да вы офигеете их искать, а если найдете — вы у них перевод в ипотеку возьмете и за него рассчитаются только ваши внуки.

Трудность 3. Как следует из п. 2 — русские переводчики страшно не любят переводить на язык, а те, кто думают, что умеют, зачастую все равно не умеют делать это изящно, легко, без русских «коряг». Адаптация не получится.

Трудность 4. Если вдруг случится чудо, и марсиане нам пришлют 5 отличных переводчиков на английский, с рабочими тематиками — право+нефтегаз по приемлемому тарифу, готовых приступить к работе прямо сейчас, то как быть с адаптацией? Клиент по ошибке назвал адаптацию копирайтингом, это, конечно, упрощало задачу, но не намного. Адаптация — это когда мудреный юридический текст переводят на простой человеческий.

Трудность 5. Вернулся озадаченный ранее поисками кадровик — он нашел 3 юрпереводчиков, все они оказались заняты. Что и требовалось доказать…

А время тикало…

ЧТО ПОСЕЕШЬ…

Итак, фрилансеры-юристы отвалились. Собственно, как выяснилось пока отваливались фрилансеры, они бы положение не спасли, т.к. там помимо права были еще большие и сложные нефтегазовые куски, по которым на обычном общеэрудиционном жирке не прокатишься.
Решение оказалось под носом — выпускники нашей школы. Да-да, те семена, которые мы заложили 2 года назад, наконец-то начали плодоносить. К этому времени у нас производственный штат бюро был укомплектован на 80% выпускниками нашей школы, среди которых были нужные нам нефтегазовые, юридические и маркетинговые переводчики.

Раньше мы их выпускали только на проекты с «паровозной» тематикой. Но тут без вариантов — нужно было рискнуть. И они «вывезли» этот проект.

Сначала мы объединили их в скайповский чат и разбили документ на части. Дальше, как по маслу — каждый взял тот кусок, в котором чувствовал себя лучше всего: нефтяной выпускник забрал себе нефтяные куски, юридические переводчики — юридические, маркетинговые — куски на адаптацию. Мы начали шить нашего кадавра.

«Держи правую ногу. Нет, другую правую! Пульс нитевидный… Сестра, скальпель!»

По ходу перевода обнаружились новые логические и терминологические нестыковки. «Мы теряем его!». В операционный скайп влетел реаниматолог с дефибриллятором. Это клиент подключил своего менеджера, и тот по горячему объяснял нам, что курил автор.

К полуночи мы уже склеили весь проект, сдали его клиенту и попадали спать. А на завтра…

По законам жанра положено, чтобы на завтра наш наспех заштопанный Франкенштейн умер прямо на пороге суда. Правда? Или наоборот: мы поразили присяжных и дело решилось в первые пять минут слушания.

Только жизнь — реальная штука, и тяжба у них длилась потом еще очень долго. Но претензий к нашему документу ни у одной из сторон не возникло ни разу.

Так мы неожиданно для себя обнаружили, что Школа может задачи сложнее, чем ставились при ее создании.

Ну, и высказывания типа тех, что приведены в начале истории — меня теперь немного улыбают).

rttl88qr3kc